«

»

О богослужении предпасхального цикла. Лазарева суббота и Вход Господень в Иерусалим.

Два дня предпасхального цикла, богослужения Лазаревой субботы и Недели ваий, вводят православного верующего в Страстную седмицу, непосредственно предшествующую празднику Пасхи, или Светлого Христова Воскресения. Богослужения Лазаревой субботы и Недели ваий являются праздничными по общему настроению, поскольку их основная тема – воскресение Христово; в то же время в этих службах уже присутствует тема страданий и смерти Спасителя.

Вход Господа в Иерусалим. Распятие. Храм Покрова Пресвятой Богородицы при МКК, г. Долгопрудный.

Парадоксальный характер обоих празднований, в литургическом плане представляющих из себя единое целое, обусловлен тем обстоятельством, что все события, вспоминаемые в эти дни, свидетельствуют, с одной стороны, о силе и могуществе Бога, взявшего на Себя грех мира, с другой – о немощи человека, не сумевшего откликнуться на этот подвиг, оказавшегося не готовым принять Богочеловека Христа. Так Христос, «общее воскресение уверяя», воскрешает Лазаря, а первосвященники и фарисеи в ответ на это замышляют убить Его. Христос входит в Иерусалим, и толпа приветствует Его с пальмовыми ветвями в руках, восклицая «Осанна Сыну Давидову!», но та же самая толпа через несколько дней будет кричать «Распни, распни Его!». В богослужениях Страстной седмицы тема несоответствия между Любовью Божией, проявившейся в последние дни земной жизни Спасителя, и немощью человеческой, явленной в эти же дни, будет продолжена. Со стороны Бога – кротость, прощение, молитва за врагов, самопожертвование вплоть до смерти; со стороны человека – неверие, сомнение, предательство, жестокость – таковы основные темы богослужения Страстной седмицы.

Воскрешение Лазаря, четыре дня пролежавшего в гробу, в богослужебных текстах трактуется как предвозвещение той победы над адом и смертью, которая станет возможной благодаря крестной смерти Спасителя. Повинуясь властному слову Бога воплотившегося, ад с изумлением и испугом отдает мертвеца, находившегося в его власти. Впервые власть ада над родом человеческим оказывается поколебленной:

Тя источника боятся Господи, бездны, Тебе работают воды всяческия; Тебе трепещут Христе, вереи адовы, и заклепы державою Твоею разрушаются, Лазарю воскресшу из мертвых гласом Твоим… Тебя, Источник, боятся бездны, Тебе, Господи, повинуются все воды; перед Тобой трепещут, о, Христос, засовы ада, и замки державой Твоей разрушаются, когда Лазарь по слову Твоему воскресает.
О гласа боговещаннаго, и божественныя силы Спасе, державы Твоея! Еюже адова врата всеядныя смерти сокрушил еси… О, голос, произносящий божественные глаголы, о, божественная сила державы Твоей, Спаситель! Ею Ты сокрушил всепоглощающие врата смерти.
Любовь Тебе в Вифанию Господи, отведе к Лазарю, и сего уже смердяща воскресил еси яко Бог, и от уз адовых спасл еси. Любовь привела Тебя, Господи, в Вифанию к Лазарю, и его, уже смердящего, Ты, как Бог, воскресил и спас от уз ада.
Живота Сокровище, мертвого яко от сна Спасе, воздвигл еси, и словом адову утробу расторгнув, воскресил еси… Спаситель, Сокровище жизни, Ты мертвого поднял, словно от сна, и, разорвав словом чрево ада, воскресил его.
Яко человек гроба взыскал еси, мертваго яко Содетель воскресил еси, повелением Твоим владычним; его же ад ужасеся… Как смертному, Тебе понадобился гроб, но как Создатель Ты Своим властным повелением воскресил мертвого, перед которым ад ужаснулся.
Словом Твоим Слове Божий, Лазарь ныне возскачит к житию паки потек, и с ветвьми людие Тя державне почитают, яко в конец погубиши ад смертию Твоею. По слову Твоему, Слово Божие, Лазарь ныне вскакивает и бежит снова к жизни, а народы Тебя, Властителя, приветствуют с ветвями [в руках], ибо смертью Своею Ты окончательно погубишь ад.
Лазарем тя Христос уже разрушает, смерте, и где твоя аде победа?.. Христос Лазарем уже разрушает тебя, о смерть. А твоя, ад, где победа?
Лазаря умерша четверодневного воскресил еси из ада Христе, прежде Твоея смерти, потряс смертную державу, и единем любимым, всех человек провозвещаяй из тли свобождение… Перед Своей смертью Ты воскресил из ада умершего четверодневного Лазаря, поколебав державу смерти, и через одного, любимого [Тобою], предвозвестив освобождение всех людей от тления.
Лазаря умерша в Вифании, воздвигл еси четверодневна: токмо бо престал еси гробу, глас живот умершему бысть, и воздохнув ад отреши страхом. Велие чудо, многомилостиве Господи, слава Тебе. Умершего в Вифании Лазаря Ты воскресил на четвертый день, ибо как только Ты предстал перед гробом, [Твой] голос стал жизнью для умершего, а ад, восстенав, со страхом отпустил его. Велико чудо! Многомилостивый Господи, слава Тебе!
Глас Твой разруши Спасе, смертную всю силу, основания же адова божественною Твоею силою поколебашася. Голос Твой, Спаситель, разрушил всю силу смерти, а основания ада были поколеблены Твоей божественной силой.

Одной из особенностей богослужебных текстов предпасхального цикла является их «иконографический» характер: события последних дней жизни Христа представлены не столько в исторической перспективе, сколько в перспективе осуществления в них и через них того «таинства спасения», ради которого мир был приведен в бытие и ради которого Бог стал человеком. В иконе события, имевшие место в разное время, нередко бывают представлены как составные части единого композиционного целого: икона представляет не столько «ход» событий, сколько их сотериологический итог, она не столько описывает каждое из них в отдельности, сколько осмысляет их в совокупности. Точно такое же смещение временных пластов происходит в литургическом осмыслении событий священной истории. В частности, в службе Недели ваий говорится о том, что толпа встречала Христа с пальмовыми ветвями как победителя смерти, хотя победа над смертью и адом, согласно богослужебным текстам Страстной седмицы, произойдет в результате сошествия во ад и воскресения Спасителя:

Понеже ада связал еси Безсмертие,
и смерть умертвил еси, и мир воскресил еси,
с ваиами младенцы восхваляху Тя Христе, яко Победителя,
зовуще Ти днесь: осанна Сыну Давидову.
Не ктому бо, рече, заклани будут младенцы, за Младенца Мариина:
но за вся младенцы и старцы, Един распинаешися.
Не ктому на нас вместится меч,
Твоя бо ребра прободутся копием.
Темже радующееся глаголем: благословен, Грядый Адама воззвати.

Икос после 6-й песни канона Входу Господню в Иерусалим.

Источник: портал Азбука веры >> Православная библиотека >> митрополит Иларион (Алфеев) Христос – Победитель ада. Тема сошествия во ад в восточно-христианской традиции