«

»

Александр Карелин: «Нет ничего страшнее праздности»

Александр Карелин – Герой России, трехкратный олимпийский чемпион, девятикратный чемпион мира, четырехкратный обладатель «Золотого пояса» сильнейшего борца планеты. Занесен в Книгу рекордов Гиннесса как спортсмен, в течение тринадцати лет не проигравший ни одной схватки. Был признан лучшим спортсменом года в мире… А также – доктор педагогических наук, полковник налоговой полиции, депутат Государственной Думы РФ пяти созывов…

– Каждый человек приходит к вере по-разному. К примеру, есть немало людей, принявших крещение уже в старости. Скажете, а когда вы осознали себя православным христианином?

– Вы знаете, а я так сложно об этом не задумывался, честно признаюсь. Крестили меня в детстве, и с малых лет я хорошо помню своих крестных родителей – они всегда были рядом. В моей жизни это не просто люди для записи в книге церковной регистрации, а те, кто заложил в меня основы нашей веры. С годами мы не потеряли друг друга, у нас сохранились добрые отношения. Крестного, к сожалению, уже с нами нет, а вот крестная, Любовь Васильевна, жива, здорова, мы с ней встречаемся, помогаем друг другу. Так что мысли о Боге, разговоры о вере, о душе – всё это у меня было с детства.

– К сожалению, иногда так случается, что люди, принявшие крещение и столкнувшиеся с необходимостью строить свою жизнь согласно церковному уставу с его постами, долгими службами и самоограничениями отступают от православной традиции, считая ее для себя слишком сложной и непонятной. Ища более комфортного духовного прибежища, такие люди увлекаются далекими от Христианства религиозными течениями и духовными практиками, часто попадают в секты. Как вы считаете, что должны крестные родители объяснить молодому христианину или, что для себя должен понять взрослый человек, чтобы не совершить подобной ошибки?

– В истории Российского государства есть несколько отправных точек, знание которых помогает человеку сформировать свое отношение к православной традиции, ощутить свою принадлежность к ней. Наш народ одним из последних примкнул к Христианству, но именно Россия, несмотря на свою многонациональность и многоконфессиональность, стала центром и оплотом Православия. Именно Москва названа Третьим Римом – правопреемницей Константинополя и именно нам предопределено хранить Православную веру! Вот, исходя из этого, лично я пришел к одному очень понятному для меня утверждению: если ты русский, если тебе по рождению, по традиции, в которой ты воспитан ничто не противоречит – то твоим мировоззрением должно быть Православие.

Именно поэтому я брал на себя большую ответственность, когда разговаривал с ребятами и предлагал им подумать обо всем, сказанном выше. Для многих из них, впоследствии, стал крестным отцом – в этом плане у меня очень серьезные обязательства.

– В начале 90-х вы впервые пришли к Владыке Тихону. Расскажите, пожалуйста, чем был вызван этот визит?

– Совпало, я думаю. Какие-то искания с моей стороны, попытка найти лаконичные, убедительные ответы не только на свои вопросы, но и вопросы своих товарищей. С другой стороны, открытость Владыки Тихона, его готовность услышать. Он меня очень радушно принял. Мы говорили о вере, о традициях, о том, как превозмочь, преодолеть свойственную тому времени растерянность. Я помню, что был очень удивлен тем, что Владыка больше слушал. Уже потом, когда я лучше его узнал, понял, что это одна из его отличительных черт, – умение не только Слово нести, но и очень внимательно слушать.

Больше всего обсуждали с Владыкой то, как заинтересовать молодежь, привлечь ее внимание к традициям своей страны, к Православной вере, ведь я убежден, что эти традиции мы должны закладывать с детства!

– Александр Александрович, скажите, ваш визит к Владыке задал новый вектор в работе с молодежью?

– Под впечатлением этой встречи у меня прошел ряд непростых разговоров с самыми разными людьми. Встал серьезный вопрос: помимо спортивных навыков, что мы должны доносить до молодежи, приходящей в спортивные залы, в рамках какой традиции воспитывать? Ответ очевидный – Православной! И так, постепенно, от полного отрицания Церкви, ее идеалов пришло осознание того, что Церковь необходимо возрождать, восстанавливать. Причем, не только закладывать и строить новые храмы, но и заботиться о будущей пастве, воспитывать ее.

– С начала девяностых по всей России возникло множество новых храмов, возведенных при непосредственном участии спортсменов. Скажите, ведь Новосибирск не стал исключением?

– Конечно! По просьбе нашего удивительного товарища, государственного деятеля, уроженца Новосибирской области Николая Емельяновича Аксененко мы участвовали в строительстве храма в честь преподобного Алексия человека Божия. Это доброе начинание объединило большей частью спортсменов – хоккеистов, фигуристов, борцов. Причем построен храм был в 60 километрах от города, в поселке Мошково – там, где его появления очень ждали.

– Александр Александрович, вы, наверное, встречали таких людей, в том числе, возможно, и на борцовском ковре, которые, не отдаваясь своему делу на все сто процентов, а иногда и вообще проводя время в праздности, успокаивают себя тем, что, мол, Бог поможет. Как вы считаете, оправдана ли такая позиция?

– Я больше склоняюсь к тому, что помощь приходит к тем, кто старается, прилагает усилия, кто просит помочь, а не сделать за него. Всё в руках Господа, вопрос в том, что ты в них вложишь, какие инструменты применительно к себе, с каким набором ты претендуешь на эту всеобъемлющую помощь. Честно ли ты трудишься, приходишь ли вовремя, подчиняешься ли дисциплине. И не важно, в спорте это или в чтении, или, тем более, в духовной жизни. Когда ты делаешь, потому, что это должно, потому, что без этого ничего не произойдет, тогда есть чему помогать. И я считаю, что задача каждого учителя, в школе он преподает или в институте, с университетской кафедры вещает или обращается с амвона, убедить, что во всем необходимо личное усилие, труд. Что необходимо преодолеть безделье, праздность, как леность физическую и неверие, как леность духовную.

– Александр Александрович, вы с огромным почтением относитесь к своему отцу. Как-то рассказывали, что даже короткую стрижку носите потому, что отец говорил: – «Мужчина должен коротко стричься». Какие еще он давал вам наставления?

– Что значит, давал? Он до сих пор меня воспитывает. Разговор с ним – это всегда 5-6 жемчужин, 5-6 постулатов, причем не важно, о чем ты с ним разговариваешь. А уж если тема касается людей – там каждый раз обязательно присутствует «нельзя». Потому, что если папа пришел – сидя приветствовать его нельзя – все должны подняться и поздороваться. Я не представляю, чтобы кто-то из его внуков или правнуков позволил себе сидя приветствовать деда. Меня так воспитывали, он так всегда демонст­ри­ровал – старший зашел, – встань, поздоровайся. Именно он научил меня ответственности к взятым на себя обязательствам, завел ли ты собаку или записался на тренировки в зал борьбы.

– Последний вопрос, что называется на «постскриптум»: что на ваш взгляд должен делать каждый человек, чтобы мир менялся к лучшему?

– Служить. Служение лежит в основе любой истории, чтобы ты для себя не выбрал – служение под присягой, служение в семье или служение на амвоне. Мы должны придти к одному, что служить обязан каждый и каждый на своем месте.

27.06.2016

Источник: Радио Логос